Шрифт: A A A A

Ванда Феррагамо (Vanda Ferragamo)

Сальваторе Феррагамо получил награду. фотоВанда Феррагамо председатель совета директоров и президент «звездного сапожного ателье» Salvatore Ferragamo не собиралась быть магнатом и мечтала о тихой жизни домохозяйки. 

Сейчас ей 85 лет, у нее шесть детей, тридцать внуков и 450 магазинов по всему миру. Когда в 1960 году ее муж, изобретатель танкетки Сальваторе Феррагамо, умер от рака, она осталась одна с детьми на руках и с компанией, у которой не было руководителя. 

Пришлось выбирать: продать наследство или позаботиться о нем. Синьора Феррагамо выбрала второе: она стала править компанией и семьей железной рукой (правда, спрятанной в бархатную перчатку). «Это решение далось мне с трудом, — говорит она. — С одной стороны, я хотела сохранить то, что сделал муж, но с другой — я не имела ни малейшего представления о том, как управлять компанией. 

Ванда Феррагамо
поступила именно так, как следовало. «То, что я, не имея специального образования, встала во главе компании, для Италии более естественно, чем для любой другой страны. Ведь тут очень сильна идея семейственности, — рассказывает она. — Компания просто отождествляется с семьей, она передается как кровное родство». 

Менее предсказуем был успех Ванды Феррагамо (Vanda Ferragamo): из маленькой компании, делающей в день в среднем 350 пар обуви, Ferragamo превратилась в производителя одежды, парфюмерии и аксессуаров с годовым оборотом в ?575 млн. Ferragamo по-прежнему остается стопроцентно семейным бизнесом и входит в число крупнейших частных итальянских компаний, таких как Missoni, Marni, Zegna и Versace. 

Помимо Ванды ведущие позиции в компании занимают еще восемь членов семьи Феррагамо. Ее сын Ферруччо — генеральный директор Salvatore Ferragamo и холдинга Ferragamo Finanziaria SpA. Второй сын Леонардо управляет принадлежащей семье сетью люксовых отелей Lungarno. Дочь Джованна — вице-президент холдинга, ее сестра Фульвия возглавляет подразделение, занимающееся аксессуарами. Сын Массимо стоит во главе Ferragamo USA, и только старшая дочь Сальваторе и Ванды — Фьямма — единственная, кто успел поработать с отцом, — умерла от рака в 1998 году. 

А тем временем в компанию пришли трое внуков: сын Ферруччо Джеймс руководит отделением по производству женских кожаных изделий, сын Фьяммы Диего ди сан Джулиано — личный помощник Ферруччо, а дочь Фульвии Анджелика Висконти — менеджер по маркетингу. «Очень важно дать детям различные должности, — говорит Ванда. — И в таком бизнесе, как наш, для этого есть все возможности». 

Поскольку синьора Феррагамо скоро выйдет из бизнеса, который перейдет в руки следующего поколения, возникает вопрос: сможет ли компания устоять перед натиском крупных групп? Или, как Pucci и Fendi, Gucci и Bottega Veneta, будет продана? «Когда мой муж умер, мне предлагали продать компанию. Это очень раздражало, — говорит Ванда. И добавляет: — Сейчас ничего не изменилось, мы собираемся так же крепко держать бизнес в своих руках». Она рассказывает обо всем этом, сидя в глубоком кресле в лондонском отеле Dorchester, куда она приехала, чтобы принять участие в торжественном открытии шоу детского балета. 

Ferragamo выступает спонсором этого мероприятия, впрочем, как и многих других проектов: от лагерей Hole in the Wall (для детей с серьезными заболеваниями — благотворительный проект известного актера Пола Ньюмана. Один из этих лагерей был недавно открыт в Италии. — «Пятница») до благотворительной организации Children in Crisis, основанной герцогиней Йоркской, и ЮНИСЕФ — детского фонда ООН.
 
В семье Феррагамо всегда ожидали, что дети пойдут по стопам отца; по словам Ванды, это даже не обсуждалось. «Конечно, они знали, что будут работать в Ferragamo, — говорит она. — Они жили этим, они постоянно об этом думали». Сама Ванда Феррагамо (Vanda Ferragamo) делала все, чтобы воспитать в детях чувство семьи. Она так же, как прежде ее супруг, каждый день приезжала домой обедать с детьми. 

Сейчас, конечно, многое изменилось, дети «разбросаны по всему миру и так сложно собраться вместе. Массимо — в Америке, я с Джеймсом здесь или во Флоренции; Фульвия — в Милане. Молодежь утром ходит в школу, а днем занимается спортом». В сильно выросшей компании (сейчас она представлена в 55 странах и была одним из первых модных Домов, вышедших на китайских рынок; недавно Ferragamo отметила десятилетний юбилей пребывания в Китае показом в пекинском Запретном городе) очень трудно сохранить централизованный контроль. «Чтобы управлять компанией, нужно все время быть в ней, все время думать о ней и смотреть, что и как», — говорит Ванда.